четверг, 26 апреля 2018 г.

Сравнительная иерархия командных чинов российской армии во вт. пол. XVII в.

В прошлом году я выложил в блоге схему с основными военно-служилыми стратами на вт. пол. XVII в. (ссылка) После этого сразу несколько человек обратились ко мне с вопросами, кто был старше/главнее, солдатский полковник или стрелецкий голова, и капитан или сотник? Схемку со сравнением служебных иерархий полков «нового строя» с остальными основными категориями служилых людей я накидал довольно давно, но все как-то руки не доходили написать и выложить сопроводительный текст.
Нажмите для увеличения
Сразу оговорюсь - эта схема носит очень общий характер, и из нее была масса исключений. Более того, ее скорее всего правильнее рассматривать как некую отправную точку для дискуссии об иерархии командных чинов российской армии в XVII в. В означенный период имелось фактически три самостоятельные командные иерархии: «классическая» (фактически сохранилась только в поместной коннице), стрелецкая и полков «Нового строя». Итак, начнем с нижних офицерских чинов. 
Младшие офицерские чины (до капитана) в полках «Нового строя» не имели аналогов ни у стрельцов, ни в «классической» поместной коннице. Стрелецкие пятидесятники и десятники относились к урядникам (т.е. унтер-офицерам) и ВСЕГДА писались вместе с нижними чинами. В поместной коннице имелись лишь сотенный голова (о нем чуть ниже) и хорунжий. Последний нес сотенное знамя, и по моим наблюдениям все-таки к командному составу не относился. При В.В. Голицыне в 1687-89 гг. ввели в дополнение к ним еще и поручика, но эта практика в городовых сотнях так и не прижилась, и была только у «москвичей». 

Важный момент: в полках НС были также полковые обозный, адъютант и квартирмейстер, которые также относились к обер-офицерам и в списках шли после прапорщиков, т.е. были ниже их по званию. Но в 1670-80-х гг. мне иногда встречались полковые списки, где полковой квартирмейстер шел между поручиками и прапорщиками. Что это было, общая практика, либо индивидуальные служебные ситуации, связанные с конкретными персоналиями – я сказать затрудняюсь. 
Стрелецкий сотник, с одной стороны, вроде бы был близок по служебному статусу капитану (сотня примерно эквивалент роты), но все-таки был ниже него. По крайней мере стрелецкие сотники переходили в полки НС поручиками (например, в Киеве в 1678 г.). 
Сотенный голова в поместной коннице, как правило, назначался из наиболее состоятельных и знатных представителей городовой (уездной) служилой корпорации и в силу этого имел боле высокий статус, чем стрелецкий или казачий сотник.   
Майор в полках НС отвечал за полковое хозяйство и, если так можно выразиться, «особо не котировался». Просто он был одним из старших ротных командиров, которому еще поручили и хозяйственные дела. 
А вот подполковник с полковником – это уже другое дело. Это командир (читай – почти «воевода») полка и его «товарищ». Не случайно русские офицеры в этих званиях как правило имели придворные чины стольников. Т.е. получали также и высокий социальный статус. 
Полковник НС был примерно равен по своему статусу воеводе небольшого воеводского полка либо осадному воеводе небольшого города. 
При этом стрелецкий голова, хотя тоже командовал соединением, близким к «полку», не был равен по статусу «воеводам» - «полковникам». Не случайно именно поэтому начиная с 1660-х гг. многим головам московских стрелецких полков также дается и чин «полковника», и мы встречаем в документах обороты типа «стольник и полковник и голова Имряк». Кстати, приравнивание статуса «приказа» к «полку» было одним из требований московских стрельцов в мае 1682 г. Им тогда вынуждено пошли навстречу и гордо переименовали в «надворную пехоту» и «полки», но уже в декабре 1682 г. обратно переименовали в стрельцы, правда «приказы» остались «полками». Поэтому в своей таблице стрелецких голов я ставлю между «старшим капитаном на хозяйстве» - майором, и «товарищем полкового командира» - полковником. 
Генеральские чины в русской армии включали в себя генерал-майора, генерал-поручика и полного генерала. По своему статусу они были не командирами соединений, а «старшими полковниками», и командовали исключительно своими собственными полками. Другие полковники им не подчинялись. Исключениями были только московские выборные полки, но о них, как говориться, отдельно. В любом случае, генералы подчинялись полковым воеводам и их товарищам, но в 1680-х крещенный генерал-иноземец уже мог стать товарищем полкового воеводы (например, г-м Я. Бильс при М.А. Голицыне в 1687 г., см подробнее здесь: ссылка)

Вопросы, замечания, комментарии - welcomed. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий