среда, 17 января 2018 г.

О служебном конфликте генерал-майора Якова Бильса и полковника Юрия Литензона в 1687 г.

Продолжу о нравах и практиках русской армии вт. пол. XVII в. На этот раз история о ссоре в 1687 г. генерал-майора Якова Валентиновича Бильса с полковником Юрием Литензоном. Прежде всего нужно сделать важную оговорку о существовавших тогда практиках сведения полков «нового строя» в какие-либо соединения и статусе «генералов». С одной стороны, понятий «бригад» или «дивизий» в русской армии тогда не существовало, а единственным видом соединений были воеводские полки, которыми командовали исключительно русские воеводы. Генерал-иноземец, каким бы заслуженным он не был, командовать воеводским полком не мог. С другой стороны, существовали т.н. «генеральские полки» усиленного состава, которые могли состоять из нескольких «тысяч», т.е. фактически отдельных полков (подробнее о «генеральских полках» см. статью О. Курбатова: ссылка). К 1680-м практика прежних «генеральских полков» в несколько «тысяч» осталась только в обоих Московских Выборных солдатских полках, все остальные генералы просто командовали усиленными (не по 10, как обычные полки, а по 12-18 рот) полками. Таким образом, сами генералы были не командующими соединениями, а просто «старшими полковниками», чье звание «генерала» означала более высокий служебный статус и жалование. Никакими соединениями, повторюсь, они не командовали, и обычно играли роль неформальных заместителей воевод. Причем именно неформальных – генералов-иноземцев в росписи воевод по воеводским полкам не указывали, т.е. никаких дополнительных полномочий по командованию какими-либо частями, кроме своего рейтарского или солдатского полка, им не давали.

воскресенье, 14 января 2018 г.

Drawings of Neapolitan artillery in 1495

Gallica put in a free-access a great source with drawings of various cannons in Naples in 1495 (link)!!!

Many thanks to Yuri Tarasievich for sharing the link! And many thanks to Bibliotheque nationale de France!

Юрий Тарасевич поделился ссылкой на выложенный на Галлике альбом с рисунками неаполитанской артиллерии в 1495 г. (ссылка)

вторник, 9 января 2018 г.

Кочегаров К.А. Бунт «полка» Григория Косагова на Запорожье: малоизвестный эпизод первого Крымского похода 1687г.

В продолжение темы о нравах и обычаях русской армии вт. пол. XVII в. замечательная статья: Кочегаров К.А. Бунт «полка» Григория Косагова на Запорожье: малоизвестный эпизод первого Крымского похода 1687г. // Русь, Россия: Средневековье и Новое время. Выпуск 5: Пятые чтения памяти академика РАН Л.В. Милова. Материалы к международной научной конференции. Москва, 9-10 ноября 2017 г. — М., 2017. — С. 218-224 (ссылка)


Эта статья, в своем роде, продолжение раздела про корпус Г.И. Косагова в Каменном Затоне из замечательной монографии этого автора (ссылка). Напомню, еще летом 1686 г. туда отправили для оборудования передовой базы небольшой корпус в 6 тыс. чел. из белгородских ратных людей. Зимовка 1686-1687 гг. в голой степи была довольно тяжелой, и у ратных людей даже начался голод (необходимые съестные припасы доставили только в апреле). Поэтому, когда в конце июля 1687 г. им объявили, что вместо отпуска домой им предстоит еще одна зимовка там же – среди них начался бунт. Автор подробно разобрал материалы следственного дела по этому бунту, и в его статье полно различных вкусных и сочных деталей о тех событиях. Кстати, российское командование косвенно признало обоснованность недовольства ратных людей, ограничившись наказанием кнутом и ссылкой для главных зачинщиков бунта, хотя изначально планировали их всех казнить.  

пятница, 5 января 2018 г.

Мельнов А.В. Русская армия в Карелии и Ингерманландии и проблема взаимоотношений с местным населением в 1700 - 1710 гг. (на правах рецензии)

В Сети выложили текст диссертации А.В. Мельнова «Русская армия в Карелии и Ингерманландии и проблема взаимоотношений с местным населением в 1700 - 1710 гг.» (ссылка). К сожалению, непонятно, защищена она или нет, дата стоит 2017 год, но сведений о защите я не нашел. Общее впечатление очень хорошее, автор хорошо описывает ход боевых действий, используя и российские, и шведские (финские) источники. Но при внимательном прочтении вылезают некоторые ляпы, о которых я не могу умолчать. И связаны они с незнанием автором некоторых опубликованных базовых и обязательных работ по теме исследования, вместо которых А.В. Мельнов использует давно устаревшую и не самую качественную работу Г.И. Тимченко-Рубана, а также современных компиляторов типа А. Беспалова. 

Например, стр. 33:
«По подсчетам Г. И. Тимченко-Рубана, в первый год Северной войны в Новгороде располагалось 8000 человек кавалерии и 1000 человек пехоты, а в Старой Ладоге стоял отряд окольничего П. М. Апраксина, наполовину состоявший из пехоты и наполовину из кавалерии, общей численностью 5000 Человек».
Автор ссылается на пространный и ничем не подтвержденный тезис в устаревшей работе Г.И. Тимченко-Рубана, между тем состав и численность псковской и новгородской группировок, да и в целом дислокация всех российских войск на северо-западном направлении зимой-весной 1701 г. подробно описаны в военно-походном журнале Б.П. Шереметева (ссылка). Но этот источник, опубликованный еще в 1871 г. и давно выложенный в Интернет, автору почему-то неизвестен, зато он использовал таких «компетентных» и «достоверных» авторов, как Шкваров и Беспалов.  

Или там же чуть ниже на той же стр. 33:
«Набранные во 1699 – 1700 гг. войска представляли собой армию из освобожденных крепостных, которые были готовы хорошо служить за полученную свободу. Этот набор стал одним из крупнейших мероприятий правительства по освобождению крепостных за всю историю крепостного права вплоть до ликвидации крепостничества»
Автор ссылается на В.А. Тихонова. Возможно, там действительно есть такой пассаж. Но А.В. Мельнову тоже надо как-то самому думать, что пишешь, и не повторять чужие глупости! И найти время, чтобы ознакомиться с классической статьей Рабиновича о формировании армии в 1700 г., там очень понятно и доходчиво расписаны источники набора солдат и неопределенный социальный статус даточных (ссылка). Но Мельнов с этим одним из основополагающих источников по ранней петровской армии не знаком, этой статьи даже нет в списке источников.  

четверг, 4 января 2018 г.

История о том, как обидели Артемия Валентиновича (или разбор солдатских полков Белгородского разряда в 1675 г.)

Пока есть свободное время продолжу небольшие зарисовки по военной истории Российского государства в XVII в. и о бытовавших тогда обычаях и нравах (см предыдущие очерки здесь: ссылка). Буквально перед Новым годом я смотрел документы по разбору Белгородского разрядного полка в 1675 г., и мне попалась на глаза челобитная полковника солдатского строя Артемия Валентинова сына Росформа. Надо сказать, что составы белгородских рейтарских и солдатских полков были условно-постоянны. Т.е. перечень «городов» (уездов), из которых формировался конкретный полк, был постоянным, а вот внутри «города» переборы ратных людей устраивались практически ежегодно. Но периодически проводились и перераспределения самих «городов» для выравнивания их служебной нагрузки и одинаковой численности по полкам (полки/«города» служили по-разному, и потери несли также по-разному). В 1675 г. был проведен именно разбор Белгородского разряда с пересмотром перечня «городов» по солдатским полкам. Этот документ интересен тем, что в нем приведены данные о предыдущих разборах:
- 1658 год – 6 солдатских полков
- Смотренный список 1667 (175) – 5 полков,

понедельник, 1 января 2018 г.

Тамбовский разряд 1680-1681 гг.

Появление Тамбовского разрядного полка связано с событиями 1680 г. Тогда, напомню, основные силы русской армии под командованием В.В. Голицына были весной собраны в районе Путивля для похода к Киеву в случае турецко-татарского наступления (т.н. 2-й Киевский поход). Для обороны Белгородской Черты был выделен отдельный воеводский полк П.В. Шереметева, которому было поручено строительство нового участка Черты от Полатова до Валуек (будущая Изюмская Черта). Этот процесс детально описан В.П. Загоровским в его работе «Изюмская черта». В результате, почти все полевые силы, выделенные для мобильной обороны пограничной линии, оказались с июня 1680 г. заняты на земляных работах…
Между тем татары еще с ранней весны 1680 г. начали прощупывать оборону «восточного» участка Черты. Однако несмотря на многочисленные сообщения приграничных воевод никаких дополнительных приготовлений сделано не было, и когда татары в середине июля появились под Козловом, Тамбовом и Пензой, то оказалось, что «ловить» их некому. Из состава главной армии В.В. Голицына был спешно выделен воеводский полк К.О. Щербатова (ок. 8,5 тыс. чел.), который в середине августа прибыл к Тамбову. До его прихода татары в начале августа прорвали Черту под Усманью, но особых бед вроде бы сотворить не успели. Узнав о появлении крупных русских сил, татары ушли к Азову, и осень на «восточном» фланге прошла спокойно.